Константы/переменные за миллиард лет до конца

Намеревался написать очередное хорошееповтори про консерваторов и либералов, да вот отвлёкся по пути на мысль.

Консерваторы делают упор на константы: законы, этика, СТЭМ (и закатывают их в консервы). Либералы упирают на чувства — всякие свободы, нужды, фактически отрицая константность чего-либо. 10 лет (больше конечно) назад Обама твердил про брак мужчины и женщины, 10 лет позже он всеми щупальцами — за однополый брак. И так всюду. Отсюда — волны феминизма, отсюда — недостаточно либеральные соратники, которых надо заканцелить. Нельзя войти дважды в канаву либерализма — вода — это самое нестрашное из того, что там течёт. 

В религиозной составной части консерватизма — а в Штатах она всё ёще довольна сильна — есть фундаментальная апокалиптическая часть — конец света. Есть она и у физиков (правда, таких меньшинство) — вселенная считается конечной. Есть она и у здравосмысльщиков — то, что имеет начало, должно иметь конец. 

При всём при этом, то, что конечно, должно быть определено некими константами. Лёд — конечен потому что он определен через константу кристаллической структуры или просто твёрдость. Если он растает, консерватор скажет, что льду наступил конец, либерал покажет на воду и скажет — а это что? Это и есть «новый» лёд, только жидкий. Готовность переопределить, переименовать, придать новый смысл — фундаментальная часть либеральной методологии. У неё просто нет констант. 

Collapse )

Мгновенность принятия

Поговорим о мгновенности принятия религии. Мгновенности веры. Тебе сказали нечто, что тебя поразило настолько, что ты сразу поверил.

Вера Абу Бакра

Абу Бакр был с детства другом Посланника Аллаха, sal Allahu 'alaihi wa sallam. Моложе на два года, и они были друзьями за долго до того как Мухаммаду было ниспослано первое откровение. Как только Абу Бакр узнал о том, что Мухаммад объявил о том, что он — Посланник Аллаха, он пошёл к своему другу уточнить, правда ли это, и получив утвердительный ответ, немедленно поверил Посланнику Аллаха.

Qiblatain

Qiblatain, по Арабски — две Киблы (два направления для молитв). В арабском, кроме единственного и множественного, есть древнее, дуальное число.

Есть в Мадине замечательная мечеть под названием Qiblatain, в котором расчерчены два направления молитвы — на Мекку (юг) и Иерусалим (север). 

Вначале мусульмане молились в направлении Иерусалима. Поскольку в то время они находились в Мекке, то они имели возможность молиться одновременно в направлении Каабы и Иерусалима, просто встав с «правильной» стороны Каабы, как в частности и делал Пророк. 

После хиджры в Медину, многие мусульмане стали испытывать дискомфорт от того, что Иерусалим и Кааба находились совсем в разных местах. 

После чего Аллах ниспослал откровение в котором было указано и объяснено зачем перейти на Мекканскую Киблу.

Collapse )

serendipity

Есть слово в английском. Есть переводческий юмор (попытайтесь перевести на русский при помощи Google Translate — здесь не пишу — будет смешнее если сами увидите). 

Посмотрели? Нет русского слова. Нет одного слова для выражения «счастливая случайность» 

Нет слова, наверное, потому что не верят русские в такое. Не бывает. Это только кажется, что serendipity, а на самом деле это «п-ц подкравшийся незаметно». 

Разумеется это — лень. Там где WASPу serendipity — "лови момент", используй в ближайшем будущем, пока не поздно, русскому лень подсказывает — потом всё равно будет плохо — чаво уш там жопу рвать.

Это, разумеется, уходит. За последние 20 лет в России впервые за 1000-летнюю истории — более или менее осмысленная экономика. Менталитет лени безжалостно отдарвинизируется. Русские встают с колен, несмотря на отсутствие перевода слова. 

Последние двадцать лет в России и есть это самое serendipity

Цель оправдывает средства

Те, кто думает иначе, просто не имеют достойной цели.

A la guerre comme a la guerre. Если веришь в коммунизм и ненавидишь нацизм, неважно сколько немок изнасиловали красноармейцы. 

Важно только то, что первое — insane, а второе — наоборот. 

Satan, your kingdom must come down.

That's all there is to it.

Мне неважно как единственная партия, которая понимает важность экономики, победит. Поймает ли она Хантера (pun intended) и начнёт полосовать его на куски, пока его слабоумный папаша не сдастся или путём подсчёта hanging chads в Верховном Суде.

Цель оправдывает средства. Те, кто думает иначе, просто не имеют достойной цели. Моральные релятивисты — в сущности, просто животные с уникальным человеческим хоботом-интеллектом. 

Единственным доказательством твоей правоты вне научных вопросов является кулак и способность выстоять кулак. Кто выстоит в самом конце, тот и прав. 

Имам Ахмад стоял (сидел, на самом деле) на протяжении царства трёх «халифов» (никакие они не были «халифы», а были они псевдоисламские короли — халиф вообще был один — Абу Бакр, а после него были 3 «лидера верных», потом уже пошли королевства). Те, кто против него, стеснялись в средствах, видя толпу внимающую ему сквозь решётку его тюремной камеры. Они были моральными релятивистами. 

Сегодня пятница, и вспоминается как Имам Ахмад каждую пятницу символически одевал самое лучшее платье и подходил к двери своей темницы: Labbaik Allahumma, labbaik. "Я здесь, Господь Мой, готов к обязательной пятничной проповедь".

Collapse )

Длинное и короткое в чтении

<Очень быстро>

Типичная насмешка на читателями «Бородино» наших дней — «читал пэйджер много думал» 

Отсюда многочисленные наблюдения в моём feed на тему чтения книг, stackoverflow, Twitter 

Я подумал о разнице — что отличает долгое чтение от короткого?

Отсутствие структуры в коротком чтении. 

В длинном чтении есть уровни чтения: читаешь Abstract, потом Methods, и совсем глубоко: Introduction. 

Или: читаешь первую пару страниц фантастики.

Или: читаешь оглавления учебника по Rust. 

В Twitах нет структуры: там нет проблемы третьего акта, нет введения. 

В этом, мне кажется, привлекательность короткого чтения. 

Печальные новости из Новой Зеландии

Для тех, кто не знает про эту страну — это понятно. На многих картах мира Новой Зеландии просто нет. И там по улицам ходят люди с головами хоббитов.  

В стране хоббитов прошли выборы. Премьер-министр привлекательной наружности победила с крупным счётом, получая редкую для многопартийных демократий возможность сформировать однопартийное правительство, набрав 61 очко из 120 возможных. 

Главная причина победы, на мой взгляд — то, что Новая Зеландия не сходила со страниц мировой либеральной печати (другой печати сейчас просто нет) как пример сокрушительного поражения злобного вируса со стороны маленькой, но гордой республики. 

Особенно в сочетании с США  (в которой как известно «мальчишки-дураки» и «хлоп по пузу кулаком») — закономерный исход, по мнению прогрессивной общественности, бытия Америки мальчишками-дураками — ужасающие цифры статистики (ужасающий параметр не указываем — он меняется с линией партии, и в разные времена разные параметры выглядят страшнее всего — весной это были «смерти», летом это превратилось в «случаи»). 

Не будем смеяться здесь над абсурдом Zeitgeist (тем более что крысиная клетка всё ближе к носу), а лучше проэкстраполируем эту победу на две недели и два дня вперед, в этой самой стране «мальчишек-дураков».

В отличии от географического положения и размера населения, а также всего прочего, что реально важно для эпидемиологического результата, люди в этих двух странах (да и во всём мире) примерно одинаковы, и они примерно одинаково пугаются, когда их пугают.

Collapse )

О фанатичности

Начну с истории.

Долго пытался отыскать, придётся по памяти. После одного из Газаватов, одна сестра спросила пленного Курайшита почему тот не воевал храбро и не погиб с честью за своё дело? Сестру за это высказывание раскритиковали, но суть высказывания важна для этого поста.

Вот — моя friend-лента. В ней — все до единого люди, не разделяющие самого фундаментального в моей идеологии. Тем не менее —  общаемся, развлекаемся.

Вот — французы и немцы, играющие в футбол во время Странной Войны. Спустя несколько месяцев они будут усердно убивать друг друга, а пока — футбол. Приличия и общение на несвязанные темы с противной стороной не противоречили общественному долгу войны с противной стороной.

Сейчас этого не происходит. Если дойдёт дело до Газавата, то я, скорее, буду один с Калашниковым (если буду), а своих идеологических противников (с которыми мы даже и не касаемся идеологических противоречий) я —  на 100% уверен — не увижу на поле брани.

Вместо них будут другие. 

В этом, мне кажется, суть разницы между современным обществом и обществом «много лет назад»: в разделении труда. 

Русские писатели и поэты начала XIX века и писали (возможно, своим будущим врагам на поле битвы) и воевали. 

Что-то было во всеобщей воинской повинности. Мне кажется, универсальная позднесоветская интеллигентская ненависть к армии больше имеет отношения к идеологии тех, что посылал эту армию в Афганистан, чем к самой армии (дедовщина и тд).  

Collapse )

На день Колумба

1387 лет назад, в районе Антиохии, случилась довольно большая битва. Воевали римляне (относительно недавно их стали называть византийцами) и персы. Римляне потерпели сокрушительное поражение, которое нанесло им громадный психологический урон, а персы укрепились в недавно отвоёванном большом участке Римской империи: в Месопотамии, в Курдистане и на Кавказе.

Римляне, как известно, были монотеистами — православными христианами, а персы были язычниками-огнепоклонникам. 

Эхо этого поражения докатилось далеко на юг, до Мекки, и Господь ниспослал мусульманам, «болевшим» за «своих» монотеистов такие утешительные строки: 

Побеждены римляне в ближайшей земле, но они потом победят, через несколько лет.

Вооруженные этими Аятами, мусульмане (в частности, Абу Бакр) делали ставки на римлян (азартные игры ещё не были запрещены в то время) с неверными. 

Так оно и случилось: 

Через девять лет Ираклий I разгромил персов в битве на территории в Каппадокии, и спас, таким образом, Анатолию от продвижения персов.

К тому времени азартные игры были запрещены, и выигрыш отдали на подаяние. 

Впоследствии мусульмане захватили и Персию, и Римскую Империю на многие столетия.

***

В 1492 году Христианство открыло Новый Мир, мир, населённый отсталыми языческими народами. За несколько веков этот гигантский материк был преображён трудами христиан в успешные страны, включая самую успешную страну в мире — Соединённые Штаты Америки. Миллионы язычников получили возможность избавиться от дремучего язычества. 

Collapse )

Давно хотел

Давно хотел написать об «этом». 

Жили как-то парень и девушка... Нет надо начать раньше, был такой человек Абу Дарр... Нет, начнём ещ...

Первое Отступление 

Хорошо, начнём с Абу-Дарра. Был такой человек из племени Гифар. Племя Гифар было плохим. Вот, говорят, не бывает плохих народов. Бывает, и сейчас есть. Племя Гифар было плохим — это жило грабежом караванов и путешественников, даже не подчинялось закону священных четырёх месяцев, в течении которых нельзя было воевать. Абу-Дарр был с детства нонконформист в изначальном, хорошем, смысле этого слова, не любил идолов и мерзкие обычаи своего племени. Поэтому как только так сразу он собрал свою семью (включая своего брата) и распрощался с племенем (казалось, навсегда, — но оказалось, что нет — но это — совсем другая история). Распрощался и пошел искать правду. Пришёл в столицу, город святой по многим, в том числе неправильным причинам. Будучи нонконформистом, сразу же начал резать правду-матку местным насчёт их обычаев (например, носиться голышом около центральной святыни) и получил крепкую взбучку — да так, что он был покрыт весь кровью, с ног до головы. Пошёл он в центр, там, где был священный источник Замзам и смыл кровь, там и встретил того кого искал... Стоп, не так всё было. Пришёл он к Замзаму и стал ждать кого надо, ждал, питаясь исключительно святой водой, до того, что появилась складка на животе (месяц на воде прожить — не очень удивительно, но вот прибавить в весе — чудо). 

Collapse )